История разработки и внедрения защитной «системы ЛФТИ»

21 августа 2020

Научно — исследовательская работа на тему «Роль советской инженерной науки в организации работ по размагничиванию кораблей Черноморского Флота в первые месяцы Великой Отечественной войны (антология драматических событий начала войны на Чёрном море)».

Инженеры Победы… Мы чаще привыкли слышать: «Солдаты Победы», «Маршалы Победы», и вдруг – к 75 – летию окончания Второй мировой войны такая блестящая идея: рассказать о деятельности учёных, инженеров, техников и их вкладе в дело Великой Победы. Этот рассказ – о роли учёных, инженеров в сохранении боевых кораблей Черноморского Флота в 1941 – 1942 гг.

1936 год. В лабораторию Ленинградского физико-технического института (ЛФТИ) молодого учёного А. П. Александрова зашёл директор, академик А. Ф. Иоффе, с командующим Балтийским флотом И. С. Исаковым и начальником Научно-исследовательского минно-торпедного института А. Е. Брыкиным.

Рис. 1. Александров. А.П., советский физик, академик АН СССР, доктор физико-математических наук, педагог, профессор. Фото взято из книги В.Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы
Великой Отечественной войны». 

Александров А. П. — – основатель советской атомной энергетики, Президент АН СССР, трижды Герой Социалистического Труда, Лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий; имеет 9 орденов Ленина, орден октябрьской Революции, трудового красного Знамени, золотые медали им. Ломоносова, Курчатова, Вавилова, «За оборону Севастополя», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией».

Рис. 2. Исаков И. С., адмирал, Первый заместитель наркома ВМФ СССР, начальник Главного морского штаба в 1941 году. Фотография взята из открытых интернет-источников.

И. С. Исаков сказал о том, что «принято решение возродить могущественный Военно-Морской Флот СССР… Главное оружие, которое может быть противопоставлено флоту, — это магнитные мины и торпеды». Задача учёных – в течение 5 лет разработать систему защиты кораблей от мин и торпед. Отказываться было нельзя (сталинские времена), и группа приступила к работе. В итоге была создана так называемая «система ЛФТИ» — корабль нужно окружить обмоткой с постоянным током, создающей поле, подобное полю корабля. Мины не смогут обнаружить присутствие корабля по его магнитному полю и не будут взрываться от колебаний поля.

Испытания системы проводились на Неве, Ладожском озере, в Финском заливе. Помогали также опыт и знания инженера А. А. Кортиковского, который ещё при царе строил линкоры и детально знал, где и какие сорта стали применялись при закладке корабля.

1939 год. В Киеве провели экспериментальные работы по монитору «Левачёв» и бронекатеру.

Стало понятно, что магнитные мины могут быть созданы чувствительными только к вертикальной составляющей магнитного поля вблизи корабля, поэтому бороться надо с её изменением.

1940 год. Осень. Сотрудники ЛФТИ осмотрели датское судно «Kabel», снабжённое сходным, но менее совершенным защитным устройством. Дания предложила СССР купить у неё «секрет» защитной системы, но советское правительство, учитывая полученные ЛФТИ результаты, от покупки отказалось.

Заседание Военного совета флота. Апрель 1941 год. Адмирал флота Н. Г. Кузнецов сомневался в выводах учёных: «Потребуется много кабеля, работа потребует отрыва кораблей от службы». Однако А. А. Жданов, руководитель Ленинграда, возразил: — …Так сейчас-то мы можем кабель получить от тех же немцев, а если мы сейчас срочно не оборудуем корабли этим вооружением, так будут огромные потери. Нужно немедленно, как можно быстрее, оборудовать корабли этой системой».

И закипела работа. Сотрудники лаборатории: В. Р. Регель, П. Г. Степанов, Ю. С. Лазуркин, Б. А. Гаев, лаборанты: К. К. Щербо, Д. В. Филиппов – руководили изменением полей, регулированием токов обмоток, выдавали инструкции по использованию «системы ЛФТИ». Каждый размагниченный корабль проходил контрольные замеры на магнитном стенде, после чего выходил в море.

В этих работах участвовали Б. Е. Гадзевич, офицер, И. В. Климов, инженер-капитан III ранга Управления кораблестроения ВМФ.

Рис. 3. Климов И. В., инженер-капитан III ранга Управления кораблестроения ВМФ, Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны». 

Затем была создана под руководством инженера, капитана III ранга Л. С. Гуменюка служба по размагничиванию кораблей. Всюду организованы курсы по подготовке офицеров и инженеров этой новой специальности.

 Рис. 4. Регель В.Р., советский физик, научный сотрудник ЛФТИ, Фотография взята из книги В.Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

21. 06. 1941 года в Кронштадт на линкор «Марат» прибыла бригада сотрудников ЛФТИ под руководством В. Р. Регеля для регулировки защитного устройства, но выход корабля на рейд не состоялся.

21. 06. 1941 г. 12. 00 часов. Все корабли Черноморского флота возвратились в Севастополь после учений. Было известно, что в Доме флота состоится торжественный вечер. Предстоящее увольнение на берег создавало хорошее настроение. На площади царило оживление: встречались друзья, знакомые, родственники, влюблённые. Звучала музыка – ничто не предвещало беды.

22 июня 1941 года. 00 ч. 50 мин. Оперативный дежурный флота сообщил о готовности № 1, подан сигнал «большой сбор». На всех кораблях введено затемнение, а вскоре и весь город погрузился во тьму.

2 ч. 30 мин. Послышался необычный гул приближающихся самолётов. Небо осветилось лучами прожекторов. Артиллерия, все огневые средства кораблей и береговой обороны открыли огонь. Флот, войска ПВО были готовы к отражению противника.

Было видно, как с самолётов на парашютах сбрасывали какие-то предметы. Это были морские магнитные мины. Людям не хотелось верить, что началась война, но все понимали: она будет долгой, потребует неисчислимых жертв, принесёт много горя и страданий.

Каждую ночь фашистская авиация совершала налёты на главную базу ЧФ, пытаясь постановкой магнитных мин заблокировать корабли в бухтах. На ЧФ начались потери от неконтактных магнитных мин.

22 июня подорвался морской буксир «СП-12», спустя несколько часов – двадцатипятитонный плавучий кран.

01. 07. 1941 г. то же произошло и с эскадренным миноносцем «Быстрый». Противник, полагая, что ЧФ не сможет за короткий срок организовать защиту от донных мин, считал, что его авиационные минные постановки будут весьма эффективными. Но фашисты ошиблись. Для траления магнитных мин были подготовлены две рыболовецкие шхуны, на одной из них капитан Смирнов сразу же вышел на траление. Осуществлялось бомбометание с кораблей, подрыв фугасов. Вместе с флотскими минёрами разрабатывали средства траления мин сотрудники Ленинградского минно-торпедного института А. К. Верещагин, В. Т. Сухоруков, П. И. Ротарев и инженер Б. Т. Лишневский. Боевая деятельность ЧФ в первые дни войны ни на один день не была прервана из-за соображений о минной опасности.

С 22 июня по 1 июля по створу (способ промеров) Инкерманских маяков было совершено 65 переходов крейсерами, лидерами, миноносцами, сторожевыми кораблями, тральщиками.

29 июня 1941 года вышел приказ НК (народный комиссариат) ВМФ об организации размагничивания кораблей на всех флотах Советского Союза. Черноморскую группу возглавил И. В. Климов. В неё вошли А. А. Вассерман и Б. А. Ткаченко. Оборудованию защитным устройством «системы ЛФТИ» подлежали линкор «Парижская коммуна», «умный» дивизион эскадренных миноносцев типа «Сообразительный», сторожевые корабли и все базовые тральщики (БТЩ).

01. 07. 1941 года по прибытии в Севастополь группы И. В. Климова началась работа по размагничиванию кораблей «системы ЛФТИ». Курировали её сотрудники физтеха А. Р. Регель, П. Г. Степанов, Ю. С. Лазуркин, офицеры Д. И. Гительмахер и В. Д. Панченко. 9 августа их возглавил И. В. Курчатов.

Рис. 5. Участники работ по размагничиванию кораблей на Черноморском флоте. 1-й ряд (слева направо): А. Р. Регель, Ю. С. Лазуркин, В. Д. Панченко; 2-й ряд: П. Г. Степанов, Д. И. Гительмахер; 3-й ряд: И. В. Курчатов; Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы
Великой Отечественной войны».

Здесь, как и во многих новых делах, возникли неожиданные осложнения: однотипные тральщики почему-то имели различные магнитные поля, магнитометр «вертушка» был далёк от совершенства, эффективность действия обмоток противоминного защитного устройства в различных частях корабля была неодинакова, отсутствовали отчётные чертежи. Всё это требовало напряжённой экспериментальной работы, на которую не было времени.

С 30. 06. по 07. 07 1941 г. в Москве находилась английская военная миссия, с представителем которой Поуэллом велись официальные беседы о путях защиты кораблей английского военно-морского флота от магнитных мин фашистов.

В середине июля он выехал в Севастополь, где обсуждал проблему размагничивания кораблей с И. В. Климовым. Английские военные инженеры успешно применяли безобмоточное размагничивание подводных лодок (ПЛ), близкое к тому, что предлагал Климов накануне войны. Нужна была подводная лодка для проведения экспериментов.

25. 07. 1941 г. была предоставлена ПЛ «Л-5», но работа продвигалась крайне медленно: лодку необходимо было часто перебуксировывать на середину бухты с целью измерения её магнитного поля, установки кабеля, магнитоизмерительной аппаратуры.

26 июля. Получен первый обнадёживающий результат, но… лодку отозвали для боевого задания. Пришедшую её на смену ПЛ «Щ-211» также отозвали спустя неделю.

4 августа в Севастополь прибыла группа английских офицеров, в которую были включены 2 специалиста по размагничиванию кораблей: начальник станции безобмоточного размагничивания на Темзе лейтенант-командор Лейстер и лейтенант из Шотландии Джойнс. Для ознакомления с английским опытом были выделены А. Р. Регель, Ю. С. Лазуркин, Б. А. Ткаченко, М. Г. Алексеенко, А. С. Шевченко, И. И. Волович и М. С. Рабинович.

9 августа к ним присоединились И. В. Курчатов и А. П. Александров.

 Рис. 6. Курчатов И. В., выдающийся физик, «отец» атомной бомбы, академик АН СССР, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и 4-х Сталинских премий, создатель первого в мире атомного реактора для ПЛ и ледоколов, автор первой промышленной атомной станции в г. Обнинск. За работу по размагничиванию кораблей получил Государственную премию за 1942 год. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

Для размагничивания кораблей применяли обмоточный и безобмоточный способы.

Обмоточный способ размагничивания осуществляется путём укладки на корабле специальных обмоток, питаемых током. Расположение обмоток, число витков и силу тока выбирают так, что их магнитное поле становится почти равным и прямопротивоположным полю корабля.

Безобмоточное размагничивание осуществляется путём наложения на корабль временных обмоток, которые снимаются после окончания процесса размагничивания. Протекание тока в обмотках создаёт постоянное намагничивание в железе корабля. Режим тока и расположение обмоток выбирают такими, что магнитное поле этого намагничивания становится близким по величине и противоположным по направлению исходному магнитному полю корабля. Корабль становится размагниченным после того, как с него сняты обмотки. Этим способом размагничивались корабли, которые ходили только в ограниченной полосе географических широт. Также через определённый срок требовалось повторное размагничивание и контрольное измерение магнитного поля.

6 августа в Стрелецкой бухте началась работа с английскими специалистами. Обмоточное размагничивание у нас и у англичан находилось примерно на одном и том же уровне, но безобмоточное размагничивание у англичан оказалось разработанным более детально и широко применялось как для подводных лодок, так и для боевых надводных кораблей.

Первичное размагничивание кораблей ЧФ осуществлялось группой И. В. Климова. Оборудование их защитным устройством «системы ЛФТИ» проводилось в свободное от походов время, при стоянке в базе. Работы шли круглосуточно.

Неизмеримо велика роль Севастопольского морского завода, его инженеров, рабочих в выполнении нового военного заказа. М. Н. Сургучёв, директор завода в годы войны, в книге «Корабли возвращаются в строй» пишет: «Вместе с «Электромортрестом» мы приступили к порученной работе… Нужно было как можно осторожнее, бережнее, не нарушив уже действующие системы трубо- и электропроводки просверлить в палубе отверстия, произвести прокладку новых кабелей, выполнить электросварочные работы. Чтобы вести сварку ночью, изготовили брезентовые шатры-палатки, фанерные ширмы. Но их часто сносило ветром, и приходилось всё начинать сначала…

Рис. 7. «Севастопольский морской завод» им. Серго Орджоникидзе 1941-1942 гг. Фотография взята из открытых интернет-источников. Все права принадлежат правообладателям.


Трудность заключалась ещё и в том, что работы велись в основном на рейде – только на один-два дня корабли могли пришвартоваться к стенке завода: участившиеся налёты врага не позволяли им оставаться здесь надолго».

 Рис. 8. «Севастопольский морской завод» им. Серго Орджоникидзе 1941-1942 гг. Фотография взята из открытых интернет-источников. Все права принадлежат правообладателям.

В первые дни авгуcта начальником группы Управления кораблестроения ВМФ на ЧФ был назначен военный инженер капитан II ранга Л. С. Гуменюк.

 Рис. 9.  Гуменюк Л. С. Военный инженер, капитан II ранга, начальник группы Управления кораблестроения ВМФ ЧФ. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

Леонид Стефанович Гуменюк был высокообразованным опытным специалистом. Он установил хорошие деловые отношения с учёными ЛФТИ, с командованием ВМФ и судостроительной промышленности. Он успешно организовал работу и отчётность по эксплуатации защитных устройств.

8 августа 1941 года начальником штаба ЧФ было утверждено Положение по созданию станций безобмоточного размагничивания кораблей (СБР). «Штаб» размагничивания размещался в районе Минной стенки в небольшом здании, с широкими окнами, с вышкой, мачтой и реями для сигнальных флагов. Там И. В. Курчатов осуществлял оперативное управление всеми работами по предварительным измерениям магнитных полей кораблей, монтажу и регулировке размагничивающих устройств.

К середине августа инженеры ЛФТИ и офицеры ЧФ определили состав оборудования и имущества для плавучих станций по размагничиванию кораблей.

15 августа англичане провели первое показательное размагничивание безобмоточным методом на тральщике «ТЩ-27», 17 августа размагнитили ПЛ «С-32», 20 августа ПЛ «М-111». Далее они ознакомили нашу техническую группу с устройством и оборудованием английской СБР, обучили специалистов обращению с магнитометром «пистоль», передав им 5 комплектов этой аппаратуры; предоставили всю техническую документацию, измерили магнитное поле эсминца «Сообразительный», дав советы по его размагничиванию. 29 августа командующий ЧФ адмирал Ф. С. Октябрьский вынес англичанам благодарность, подарил им бинокли на память, и английские специалисты отбыли в Лондон. Сегодня, спустя 79 лет, мы восхищаемся поступком английских инженеров, их гуманным отношением к советским людям.

Вся последующая работа по налаживанию размагничивания кораблей производилась бригадой под руководством И. В. Курчатова. А. П. Александров после отъезда англичан выехал на Северный флот.

Первая плавучая станция безобмоточного размагничивания (СБР-1) была оборудована на несамоходной металлической барже СП-98, хотя нужно было самоходное судно с деревянным корпусом, но к этому времени свободных от эксплуатации судов уже не было. На СБР-1 установили аккумуляторную батарею, щит управления, несколько сот метров кабеля.

25 августа 1941 года на СБР-1 были начаты работы. Начальником СБР-1 назначен военный инженер III ранга М. А. Горбунов, инженером – воентехник I ранга Н. А. Биятенко.

 Рис. 10. Горбунов М. А., Панченко В. Д. с личным составом СБР-1. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

М. А. Горбунов имел многолетний опыт монтажных и пусконаладочных работ, высококвалифицированный специалист, служил старшим инженером в Отделении энергетики Техотдела ЧФ.

Позже были сформированы команды СБР-2, СБР-3. Когда организовали СБР-3, военные инженеры В. Д. Панченко и М. Г. Вайсман разработали и изготовили по типу английского «пистоля» магнитометр из отечественных материалов. И в этом им помогли рабочие Севастопольского морского завода. Когда были отлиты заготовки, оказалось, что по магнитным свойствам они соответствуют требованиям, но тверды, а кое-где хрупки. Мастера завода вышли из положения: они просто обработали их шлифованием.

Рис. 11.  С. Н. Долгинов и В. Д. Панченко с личным составом СБР-3. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

Со временем работа по размагничиванию кораблей приобретала системный характер: 7 октября разработаны формы протоколов безобмоточного размагничивания, введены паспорта, заполняемые на СБР при проведении каждого очередного размагничивания. Кораблям, не прошедшим в установленный срок очередного размагничивания, выход в море не разрешался. Да и экипажи кораблей знали, какую угрозу жизни несут мины неразмагниченному судну, и очень серьёзно относились к этому действу, называя его чёрной магией.

Война продолжалась. Фашисты рвались к Севастополю. Систематические бомбёжки с раннего вечера и до рассвета не давали выспаться. По сигналу воздушной тревоги все должны были укрываться в бомбоубежище, где было холодно и сыро. Спать там было не на чем. Но можно было остаться в служебном кабинете и там поспать в тепле. Длительные недосыпания и большие нагрузки изматывали людей. Особенно ворчал Иван Дмитриевич Кокорев, на начало войны начальник Отделения энергетики Технического отдела ЧФ, инженер-капитан I ранга, обаятельный, широко эрудированный человек. С подчинёнными был чаще строг, но всегда справедлив. А ворчал, потому что по долгу службы по сигналу воздушной тревоги обязан был спуститься в бомбоубежище, в то время как молодые оставались наверху и имели возможность поспать до утра. Кстати, и И. В. Курчатов, и А. П. Александров порой не прекращали работы по размагничиванию судов даже когда звучал сигнал воздушной тревоги.

Рис. 12. Кокорев И. Д. инженер-капитан I ранга, начальник Отделения энергетики Технического отдела ЧФ. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».

Октябрь 1941 года. Налёты немецких самолётов настолько участились, что базирование кораблей в Севастополе стало опасным. Размагничивать корабли надо было в другом месте. СБР-3 было приказано эвакуировать на Кавказ, в Поти, и там организовать размагничивание. Под СБР использовали рыболовную шхуну «Кит».

4 ноября шхуна вышла из Севастополя. Море сильно штормило. Подступала тошнота, есть никому не хотелось. В. Д. Панченко, желая приободрить экипаж, на другой день принёс патефон и поставил «Раскинулось море широко». Лица моряков посветлели. После второй пластинки с увертюрой из оперы «Кармен» А. А. Вассерман, старший инженер НТК ВМФ, военный инженер III ранга, громко сказал: «Намёк понят, хотим есть». Вот такова великая сила искусства.

Через неделю прибыло оборудование и экипаж СБР-1, для неё был выбран прогулочный пароход.

Корабелы Севморзавода, вывезенного из города, занялись переоснащением парохода. В начале декабря личный состав станции приступил к размагничиванию кораблей.

14 октября СБР-2 своим ходом перешла в Туапсе, с 3 ноября станция возобновила работы, размагнитив подводные лодки «Щ-209», «Щ-216», буксир «Алупка» и другие корабли.

4 ноября 1941 года на плавбазе подводных лодок «Волга» ушли из Севастополя И. В. Курчатов, А. Р. Регель, Ю. С. Лазуркин. С собой они взяли значительное количество кабеля и несколько комплектов магнитометров.

Рис. 13.  Регель А. Р., Лазуркин Ю. С., Курчатов И. В. Фотография взята из книги В. Д. Панченко «Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны».


В Севастополе осталась небольшая группа специалистов по размагничиванию кораблей – Л. С. Гуменюк, П. Г. Степанов и И. В. Климов. Однако 17 ноября и они вынуждены были уйти на эсминце в Поти.

30 декабря 1941 г. И. В. Курчатов по указанию директора ЛФТИ академика Иоффе выехал в Казань, по пути заехав в Баку, где проверил ход подготовки к размагничиванию кораблей Каспийской флотилии.

Так завершился 1941 год, сыгравший огромную роль в организации защиты кораблей от магнитных мин и заложивший основы для создания в 1942 году Службы размагничивания кораблей.

Когда-то в 18 в. великий реформатор России Пётр I говорил: «Зело нужно, дабы офицеры знали инженерство». Годы и события Великой Отечественной войны подтвердили эти пророческие слова. Многие офицеры успешно изучили новую для них науку по размагничиванию кораблей и не допустили ни одного подрыва боевых судов, как бы немцы ни усовершенствовали свои мины. «Инженерный штаб» отражения фашистской агрессии сработал на славу. Инженеры были героями не только в годы войны (многие даже не считали себя героями, говорили, что они просто делали своё дело) – героической была вся их жизнь.

В память о подвиге учёных, инженеров, офицеров, моряков, установивших на военных кораблях противоминные защитные устройства «системы ЛФТИ», в Севастополе в бухте Голландия в 1976 году была установлена гранитная стела, на открытие которой приезжал академик А. П. Александров.

Рис. 14. Гранитная стела в память о подвиге ученых, инженеров, офицеров, моряков, установивших на военных кораблях противоминные защитные устройства «системы ЛФТИ», располагается в бухте Голландия, Севастополь. Фотография взята из открытых интернет-источников. Все права принадлежат правообладателям.   

                                                           ~

Спасибо авторам проекта за возможность приобщиться к великому подвигу военных инженеров и учёных во время Великой Отечественной войны.

И светлая память тем, кто, находясь в условиях постоянной смертельной опасности, творил Великую Победу.

Используемые материалы

 Литературные источники:

1. И. А. Киреев. Влияние миннозаградительных действий противника на условия боевой деятельности Военно-морских сил СССР в Великую Отечественную войну 1941-45 гг. ч. Вторая/И. А. Киреев. -Черноморский театр. Военно-морское издательство, 1951. – 399 с.

2. Б. А. Ткаченко. История размагничивания кораблей советского Военно-Морского Флота/Б. А. Ткаченко. — Ленинград. «Наука», 1981. — 224 с.

3. М. Н. Сургучёв. Корабли возвращаются в строй/ М. Н. Сургучев. -Издательство «Таврия», 1975. — 369 с.

4. А. П. Александров. Магнитные мины и защита от них. 2003г. Документы и воспоминания/А. П. Александров.

5. О. Б. Брон. Немецкие неконтактные мины и способы борьбы с ними/О. Б. Брон, А. К. Верещагин, М. Г. Григорьев. — Управление Военно-морского издательства НК ВМФ Союза ССР. М., 1943.

6. В. Д. Панченко. Размагничивание кораблей ЧФ в годы Великой Отечественной войны/В. Д. Панченко. -Москва «Наука», 1990. – 186 с.

Интернет-источники:

1. Военно-историческим музей Черноморского флота г. Севастополь [Электронный ресурс]//: информ. –справочный портал, 2009-2020 URL: http://virtual-sevastopol.ru/center-muzei-4f.html (дата обращения 15.07.2020)

2. Морская библиотека им. Адмирала М. П. Лазарева [Электронный ресурс]//: информ.-справочный портал, 2009-2020 URL: http://www.sevmb.com/ (дата обращения 20.07.2020)