Дорогие друзья, уважаемые коллеги!

27 апреля 2020

Приближается 9 мая!

В преддверии этой знаменательной даты мы предлагаем всем нам объединиться и рассказать о своих героях-защитниках Великой Отечественной Войны, о родных и близких нам людях, об их патриотизме, мужестве, подвигах, о том, как они защищали нашу Родину.

Мы помним! Мы гордимся!

Поддержим акцию Бессмертный полк!


Труженик войны.

Я чту своего деда, Петра Фёдоровича Котельникова. Уроженец Ивановской области, он уже 24.06.1941 был  призван Фрунзенским РВК города Иванова на сборный пункт напротив известного в городе «400–квартирного дома».

Родился Пётр Фёдорович в 1908 году. С 1930 по 1935 год служил в Красной Армии. В довоенное время обучался полётам на самолёте в Осоавиахиме. Армейскую подготовку получил основательную.

Пётр Фёдорович Котельников (1908–15.06.1953). 1936 год. Род. — Ивановская обл., Палехский р–н, д. Н.–Зелница. Брак с Вахониной Ольгой Васильевной — 13.03.1938. Арестован (осуждён) — 13.07.1949.

26.06.1941 он уже на Западном фронте. Звание – старший сержант. Когда немцы подошли к Москве, Пётр Фёдорович являлся помощником командира взвода связи 2–го дивизиона 2–го Гвардейского артиллерийского полка РГК, обеспечивающего 20–ю армию. Короче – связист. Воевал на Волоколамском направлении. Его первая награда  – медаль «За боевые заслуги». Ей награждался в основном рядовой и сержантский состав. Вручалась отличившимся лицам за умелые, инициативные и смелые действия в бою, способствовавшие успешному выполнению боевых задач воинской частью. Вот неловкие, скупые строчки в наградном листе:                                      

Пётр Фёдорович Котельников со своими бойцами на пути из Братиславы в Вену. Машина с номером У–6–74 97, вероятно трофейная. На груди Петра Фёдоровича – орден «Красная Звезда» и медаль «За боевые заслуги». ВОВ. 1945 год.

«На протяжении всей своей работы в дивизионе тов. Котельников обеспечивал бесперебойной связью, благодаря чего была уничтожена не одна сотня немецких солдат и офицеров. 16 декабря 1941 г. в д. Снигири в результате миномётного огня противника связь часто рвалась, но тов. Котельников не растерялся и под огнём противника быстро восстановил связь.                                                     В районе Зубово и Тимошино миномётным огнём противника связь всё время прерывалась и вот тов. Котельников под сильным обстрелом обеспечил связь дивизиона, благодаря этому дивизион уничтожил больше сотни солдат и офицеров, подавил огнём миномётные батареи.

Достоин правительственной награды.»

Не так давно в Интернете среди фото военного времени под названием «Военный альбом» попался снимок неизвестного автора «Советский связист прокладывает телефонный кабель во время контрнаступления под Москвой, 1942». Видно, катушка для провода – трофейная, немецкая. Этот связист очень похож на моего деда. Так утверждает мой отец, Альберт Петрович Котельников. И время, и место, и звание, и внешность совпадают. Никаких подробностей о снимке не нашёл.

Под Москвой пересеклись пути Петра Фёдоровича и его командира Владимира Дмитриевича Вацуро, кадрового военного. Если Пётр Фёдорович остался живым в трудные 1941 и 1942 годы, то у него был хороший командир.

После Москвы военные стали понимать – без тщательной разведки целей и последующей огневой подготовки невозможно успешно наступать. Котельников оказался тем звеном, который все последующие годы войны тщательно и успешно разведывал цели на передовой и в глубине обороны. А тяжёлая артиллерия превращала всё в ничто.

Во время тяжёлых боёв на дальних подступах к Москве 08.08.1942 Пётр Фёдорович получил контузию около села Погорелое Городище (оккупация – 11.10.1941–04.08.1942), Тверской области. Был перевезён в район Кубинки (Московская обл.). Немецкий снаряд попал в блиндаж, где он находился. У блиндажей обычно накаты из толстенных брёвен. Ими накрыло отца. Они спасли от осколков, но прилично побили. Остался жив чудом. В результате – оглох, ослеп и не мог говорить, откусил язык. Находился сначала в госпитале, затем на излечении в санатории. Постепенно возвратилось зрение, потом слух. Язык зажил, а может вырос. Стал нормально говорить, иногда слегка картавил. Мать умудрилась приехать к нему в санаторий. Не знаю, как смогла добраться, когда немцы всё ещё были не так далеко от Москвы – везде военное положение.

После излечения был на переподготовке и получил звание лейтенанта. С июля по декабрь 1943 года воевал на Брянском фронте. Стал командиром взвода управления 528–го Пушечного Артиллерийского полка Резерва Главного Командования.

В период 12.07.1943–18.08.1943 велась Орловская наступательная операция («Операция Кутузов»). Пётр Фёдорович заслужил орден Красной Звезды. Которым очень гордился. Уважаемый у воинов орден.

С декабря 1943 года – Котельников уже в составе 1–го Украинского фронта. Генерал армии Николай Фёдорович Ватутин командовал этим фронтом с октября 1943 года по март 1944 год.

Следующий этап – Львовско–Сандомирская стратегическая наступательная операция (13.07.–29.08.1944). Как накрывала вражескую технику по корректировке разведки, т. е. и взвода Котельникова, наша артиллерия можно прочитать в разных мемуарах. Например, немецкий генерал Курт фон Типпельскирх, ставший военным историком, так описывал происходившее: «Удар был настолько сильным, что опрокинул не только дивизии первого эшелона, но и довольно крупные подвижные резервы, подтянутые по категорическому приказу Гитлера совсем близко к фронту. Последние понесли потери уже от артиллерийской подготовки русских, а в дальнейшем в результате общего наступления их вообще не удалось использовать согласно плану».

В августе 44–го Петр Фёдорович прислал домой письмо с фронта и небольшую фотографию. Жена, Ольга Васильевна Котельникова, читала послание: «Здравствуйте, дорогие и любимые…» Дальше Пётр Фёдорович сообщал, что жив–здоров, наша армия бьёт фашистов. Вот, пишет, посылает нам фото – он в разведке. На снимке – густые камыши, кусты, какой–то солдат на переднем плане. Это не он, перепутал что–то. Пришло новое письмо. Ольга Васильевна сияет. Жив! Пётр Фёдорович ещё шутит. Пишет, что он на том присланном фото – есть. Но находится в кустах, и его не видно. Затем опять тревожное время ожидания весточки.  

Ближе к Германии. Висло–Одерская операция 12.01.1945–03.02.1945. Очередной наградной лист: ««3.2.45 г. противник силою до батальона пехоты при поддержке 2–х танков в районе Польвиц, атаковал нашу стрелковую роту, занимавшую оборону в этом районе. Тов. Котельников, находясь в боевых порядках роты, с 4–мя разведчиками, вступил в бой с наседавшим противником и огнем из личного оружия уничтожил 9 солдат пехоты противника.           

Ведя бой, тов. Котельников, пробравшись к зданию, которое успел захватить противник, бросил в окно 4 гранаты, в результате чего было уничтожено 15 немцев.

Ночью 5.3.45., выполняя задание на разведку огневых средств противника в районе Кунерт, выдвинулся вперед боевых порядков пехоты 97 СД и засек 2 минометные батареи и 3 пулемета врага.

Вызвав по радио огонь дивизиона, тов. Котельников точной корректировкой заставил замолчать огневые средства противника.

За уничтожение живой силы и подавление огневых средств мешавших продвижению вперед наступающей пехоте поддерживаемых стрелковых подразделений в боях за расширение плацдарма на западном берегу реки Одер, тов. Котельников достоин правительственной награды орден Отечественной войны I степени.» Но командир корпуса исправил – на орден II степени.

В период 12.04.1945–16.04.1945 Пётр Котельников, будучи начальником разведки 3–го дивизиона 528–го пушечного артиллерийского полка, участвовал в прорыве вражеской обороны на участке Бад–Мускау (Bad Muskau) на реке Нейсе (Neiße) и в бою за плацдарм на реке Шпрее (Spree). Он был представлен к награде орденом Красного Знамени за подписями командира бригады Пароваткина и командира дивизии Ивана Федосеевича Санько (ГСС от 29.05.1945, №6098). А далее – подпись командира корпуса Павла Михайловича Королькова – наградить орденом Отечественной войны I степени. Мой отец утверждал, что после войны он видел у Петра Фёдоровича оба ордена.   

В этот период в Австрии создавалась Центральная группа войск, её командующим был назначен Иван Степанович Конев.      

В мае 1945–го Пётр Фёдорович оказался в лесу под Веной (Wien, Österreich). Тут закончился военный путь старшего лейтенанта. День Победы он со своим подразделением отмечал под деревьями Венского леса. Мой отец видел снимок, несохранившийся до сегодня – подняты простые солдатские кружки, и радость на лицах. Всё! Войне – конец! Среди больших деревьев стоят замершие тягачи Я–12 с огромными гаубицами–пушками образца 1937 года (МЛ–20).

Отстрелялись!   

Семья долго ждала Петра. Много раз ходила на вокзал, встречая прибывающие поезда с воинами–победителями. А появился он неожиданно на пороге квартиры в августе 1945–го.                        

Антон Котельников.