К 75-летию Великой Победы

20 февраля 2020

Великая победа в битве на Волге

Есть в жизни народов и наций свои особые исторические рубежи. Такой рубеж в жизни нашего народа – Сталинградская битва. 2 февраля 1943 года представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал артиллерии И.Н. Воронов и командующий Донским фронтом генерал К.К. Рокоссовский донесли в Ставку, что южная и северная группировки немецких войск капитулировали и во главе с командующим 6-й армией Паулюсом, накануне призведённым Гитлером в фельдмаршалы, сдались в плен.

          Победа Красной Армии в битве на Волге знаменовала собой начало коренного перелома в ходе второй мировой войны в пользу Советского Союза.

          Эти сведения хорошо нам знакомы по учебникам истории. За ними – война, пахнущая огнём, пеплом и смертью. Задумывались ли вы когда-нибудь глубоко, что такое война? У писателя Юрия Бондарева участника Великой Отечественной войны, есть замечательные строки: «Война – это горький пот и кровь, это после каждого боя уменьшающиеся списки у полкового писаря, это котелок ржавой болотной воды и последняя цигарка…; это письма, которых ждут и боятся получать, это белые бинты госпиталей, это погибшие молодые жизни, это ненаписанные книги, это невесты, не ставшие жёнами.» Дай Бог, чтобы нынешнее молодое поколение никогда не узнало ужасов войны.

          1941 год! Он останется в вечной памяти нашего народа как высшая мера неодолимости его духа, стойкости и преданности Отчизне.

          Враг был страшен, могуч и беспощаден. Гитлеровская армия, победоносно прошедшая всю Европу, не щадила никого и продвигалась в глубь страны. Широким фронтом шли немецкие войска на Москву. Гитлер спешил. «Велика Россия, да отступать некуда – позади Москва!» — эти слова политрука Василия Клочкова облетели всю страну, весь мир. И защитники Москвы не сдали её, выстояли и в декабре перешли в победное наступление. «Зима нашего несчастья», — так называл танковый бог армии Гудериан события под Москвой. Эхо разгрома гитлеровцев под Москвой не переставало звучать все годы войны и вдохновляло воинов Красной Армии на новые победы.

          Превратился в военный лагерь и наш город, Севастополь, и наш Морской завод. Каждый день, каждый час война корректировала планы морзаводцев. Они устанавливали на кораблях зенитные орудия, пулемёты, полностью переоборудовали боевые корабли, проводили работы по размагничиванию кораблей, ставили устройства по предохранению судов от магнитных мин.

Вражеские самолёты почти ежедневно появлялись над городом, нужно было их сбивать – и появилась плавучая зенитная батарея, которую назвали «Не тронь меня». Она уничтожила 22 фашистских самолёта. Поступали заказы на изготовление миномётов, ручных гранат, противотанковых мин, сапёрных лопаток – морзаводцы, не смыкая глаз, трудились над выполнением этих заказов. Для отражения наступающих войск они построили 3 бронепоезда и усиленными темпами ремонтировали боевые корабли флота. На морзавод были эвакуированы из Николаева почти все недостроенные корабли. Вскоре после тяжёлых кровопролитных боёв 51-я армия вынуждена была отступить – военные корабли оказались под угрозой. Дан приказ – уйти на Кавказ, перебазировать также туда завод, организовать ремонтные базы в Туапсе и Поти. Вскоре на транспортных судах был перемещён огромный завод, работавший для флота свыше полутора столетий.

Оставшееся оборудование было перевезено в штольни, где до самой оккупации работал филиал завода, производя военную продукцию. После отражения декабрьского штурма завод снова ожил: ремонтировали корабли, подводные лодки, базовые тральщики, морские буксиры.

          250 дней и ночей обороны Севастополя морзаводцы работали ради победы. Но их силы были небеспредельны. 4 июля 1942 года Севастополь был оставлен советскими войсками. Драматические суровые дни. Память о них будет вечно жить в сердцах многих поколений морзаводцев.

          В 1942-1944 годах завод начал работать в новых местах базирования – в Туапсе, Поти, Батуми. Этот период жизни заводского коллектива тоже вошёл в его историю яркими героическими страницами: работа под бомбёжками, пожары, отсутствие нужных условий для выполнения технических заданий. Все пережили Мужественные заводчане, а 1 июля 1944 года над городом разнёсся густой, басовитый заводской гудок, которого не слышал Севастополь более трёх лет. Он возвестил – Морской завод встаёт из руин!

          Но это будет потом, а пока шла война. 4 июля 1942 года немцы захватили Севастополь – 17 июля началось их наступление на Сталинград.

          Сталинград… Город, улицы которого утопали в зелени тополей, лип и клёнов. Город речных пристаней, красивых парков. Город крупнейших в стране металлургических и машиностроительных заводов с флагманом тракторостроения – СТЗ им. Дзержинского. Город театров, школ, больниц, детских садов… Всё это по планам гитлеровского командования было обречено на испепеление.

          Летом 1942 года немцы рвались к Волге. 23 августа в городском комитете обороны стало известно, что 14-й танковый корпус 6-й армии Паулюса прорвался к Волге севернее СТЗ и тем самым отрезал 62-армию от города и от основных сил Сталинградского фронта. Фашисты оказались в двух километрах от завода.

          Сейчас в это трудно поверить, но работники тракторного завода вместе с зенитчиками и одним полком дивизии НКВД остановили авангардные части 6-й немецкой армии. Нужна была пауза, чтобы подтянуть войсковые резервы, стоящие за Волгой, — но гитлеровские стратеги решили нанести удар по городу Сталина с воздуха. Армада из 300 самолётов воздушного флота Рихтгофена заслонила солнце. Город утонул в море огня.

На заседании Военного совета фронта принято решение перейти на осадное положение, завод не взрывать. «Все —  на строительство баррикад! На защиту родного города, родного дома» — звучало в обращении комитета обороны.

Адъютант Паулюса писал позднее: «На поле битвы лежат убитые рабочие в своей спецодежде, нередко сжимая в руках винтовку или пистолет. Мертвецы в рабочей одежде застыли, склонившись над рулём разбитого танка. Ничего подобного мы никогда не видели.»

          3 сентября генерал армии Г.К. Жуков получил телеграмму Главнокомандующего И.В. Сталина с сообщением о том, что положение под Сталинградом ухудшилось, что промедление равносильно преступлению, что на помощь Сталинграду надо бросить всю авиацию.

          Войска Красной Армии несколько раз переходили в наступление, но под натиском противника откатывались назад. 12 сентября 1942 года Гитлер потребовал от Паулюса любой ценой и как можно быстрее захватить Сталинград. К концу сентября между Волгой и Доном было сосредоточено более 80 дивизий врага.

          В свою очередь Ставка советского командования дала указания Г.К. Жукову и А.М. Василевскому о подготовке будущего контрнаступления и главное – удержать Сталинград. В двух наших армиях числилось 90 тыс. личного состава, 1000 орудий и миномётов, 120 танков. У Паулюса – 170 тыс. солдат и офицеров, 1700 орудий и миномётов, 500 танков. Явное превосходство в силах было на стороне врага.

Александр Михайлович Василевский

          Утром 13 сентября над центральной частью города, над Мамаевым курганом закружили самолёты, прокладывая путь танкам и пехоте. Ударные силы Паулюса шли вперёд. Оборона города усложнилась: резервные дивизии не подходили, зенитной артиллерии мало, истребителей не хватало. И командарм 62-й армии генерал-лейтенант В.И. Чуйков принял дерзкие, но единственно верные решения, чтобы выиграть время до подхода резервных дивизий.

          Радиовещательные станции Европы передали: «В Сталинграде горят камни, кипит Волга! Огонь, пепел, дым.» Геббельс, министр пропаганды «третьего рейха», явно спешил. Но бить в литавры было рано: Сталинград не сдавался. Сталинград сражался.

          «Руины города стали крепостью», — писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Четырёхэтажный дом облпотребсоюза вошёл в историю как Дом сержанта Павлова. Проникнув в разбомбленный дом ночью, Павлов и его бойцы утром расстреливали батальон гитлеровцев, пытавшихся прорваться к Волге. Они прижали немцев к земле и не давали им подняться. И так целый день. К вечеру фашисты отступили. В сводках Паулюса «Дом Павлова» отличался как сильной оборонительный узел с подземными ходами… И невдомёк было гитлеровцам, что там оборонялась всего одна группа гвардейцев. Зато какая: там были русские, украинцы, татарин, еврей. Словом, интернациональная бригада.

Георгий Константинович Жуков

          В.И. Чуйков умело планировал тактику действий мелких штурмовых групп, которые стали основой обороны Сталинграда. Бросая на штурм города всё новые и новые силы, противник застрял в руинах городских кварталов, в лабиринтах заводских сооружений. Штурмовые группы не позволили гитлеровским захватчикам маневрировать: даже заняв какой-то объект, они натыкались на стойкое сопротивление наших бойцов, а дороги к отходу не было.

Василий Иванович Чуйков

          – Стоять насмерть! Ни шагу назад! – клялись защитники Сталинграда. И они стояли. Стояли и тогда, когда в октябре ударная группировка Паулюса начала «генеральный штурм» города получив подкрепление от Гитлера. И снова превосходство в танках и боевых самолётах. Неся большие потери, враг 6 октября тем не менее приостановил атаки на городской район.

          В городе полыхала нефть, всё было чёрным от хлопьев сажи. Круговорот дыма и огня не позволял немецким разведчикам видеть, что происходит в городе. Их войска шли вслепую и попадали в огневые мешки штурмовых групп. Не достигнув цели лобовыми атаками, гитлеровцы пошли на коварство: они переодели в форму бойцов Красной Армии 2 батальона автоматчиков, и вскоре диверсанты отрезали 13-ю дивизию от главных сил армии. Однако вскоре ударами с тыла более 500 лазутчиков было уничтожено.

          14 октября 1942 года по замыслу врага Сталинград должен был пасть. Гитлер требовал от своих генералов во что бы то ни стало завершить сражение на Волге взятием Сталинграда. И снова бомбовозы, пикировщики, истребители. Однако и этот замысел врага был обречён на провал. Войска 62-й и 64-й дивизии упорно защищали город. «Один за всех и все за одного» — это не лозунг, а норма поведения защитников города на Волге. Всё шло в ход: действия мелкими группами, засады в руинах, подкопы, ночные вылазки, манёвр по подвалам, использование канализационных труб, массовое использование ручных гранат, подвижные мины, сближение до броска гранаты…

          В ночь на 16 октября и силы Паулюса, и наши войска получили подкрепление. Чудеса стойкости и героизма проявляли воины морской пехоты, лётчики, танкисты, автоматчики; их немцы называли «полосатыми барсами»: перед атакой они сбрасывали шинели, оставались в одних тельняшках и отчаянно бросались вперёд, наводя страх и ужас на врага.

          В ночь на 9 ноября на Волге начался осенний ледоход. Защитники Сталинграда оказались отрезанными от Большой земли. Этим решил воспользоваться Паулюс, предприняв очередной штурм. Однако все атаки были тщетны. И только тупое упрямство да требование фюрера заставляли врага продолжать бессмысленное кровопролитие. В 7 часов 30 минут 19 ноября мощные залпы советской артиллерии разорвали тишину донской степи. Она возвестила о начале второго периода великой битвы на Волге. 21-я армия, 5-я танковая, 17-я воздушная перешли в решительное наступление. На следующий день пошли в атаку воины 51-ой, 57-ой, 64-ой, 62-ой, 8-ой (воздушной) армии. Взаимодействие всех сил советской армии позволило нанести противнику тяжёлый урон, окружить 6-ю и 4-ую танковую немецкие армии. 330 тыс. воинов рейха оказалось в «котле». Один из них впоследствии напишет: «21 ноября – мы окружены»; 2 декабря – «ничего нет, кроме снега, мы голодаем»; 8 декабря – «все слабые лошади идут в пищу»; 10 декабря – «впервые в жизни съел кошку».

          Немецкое командование, готовясь деблокировать окружённые дивизии, создало новую группу армии – «Дон», перешло в наступление. Фельдмаршал Манштейн заверил Гитлера, что его войска прорвут окружение, соединятся с армией Паулюса и восстановят своё положение на Волге. Но попытка выручить окружённые войска потерпела полный крах. 8-го января 1943 года представители советского командования предложили Паулюсу капитулировать – Паулюс отказался принять это гуманное предложение. Советские войска приступили к ликвидации противника. Он был ещё очень силён. Общее соотношение сил не давало преимуществ советским войскам.

22 января армии Донского фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского согласно плану, «Кольцо» перешли в активное наступление – 31 января сдалась в плен южная группировка немецких войск во главе с Паулюсом, а 2 февраля – северная.

Константин Константинович Рокоссовский

В плен попала 91 тысяча человек, в живых потом осталось около 5 тыс. человек, что дало повод обвинять советские власти в неоказании помощи раненым и больным немцам.

          Эти обвинения начисто отвергал сам пленённый Паулюс, говоря, что «врачи делали всё, чтобы спасти жизнь пленных».

          — А как же сложилась жизнь самого фельдмаршала, он ведь сдался в плен, а не застрелился? – спросите вы. Больной Паулюс вышел из здания Центрального универмага, был отправлен сначала в госпиталь, а затем в генеральский лагерь при монастыре в Суздале. Он изменил своё отношение к нацизму, организовал комитет «Свободная германия», за что его сына тут же посадили в тюрьму, а жену с дочерью – под домашний арест. В1946 году выступал на Нюрнбергском процессе, после смерти Сталина в 1953 году выехал в Берлин, жил в Дрездене, где 1 февраля 1957 года умер как раз накануне 14-й годовщины разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом.

          Так завершилась величайшая битва второй мировой войны. Идут и идут на Мамаев курган люди со всех стран мира. Это – передовая линия обороны Сталинграда, последний рубеж, дальше которого враг не смог сделать ни шагу вперёд. Здесь он был остановлен благодаря мужеству, стойкости, силе духа советских людей.

          Низкий поклон вам, защитникам и освободителям Сталинграда!

          Светла наша память о вас.

          Обещаем сильнее ценить то, что называется тишиной и миром.

Пресс-секретарь Филиала

«Севастопольский морской завод»

Виктория Свитченко

Николай Николаевич Воронов
Народный артист РСФСР
Сергей Филиппов