Памяти трагической гибели линкора «Новороссийск» посвящается…

28 октября 2019

В ночь с 28 на 29 октября 1955 года в Севастополе на Черноморском флоте произошла одна из самых страшных трагедий 20 века! В бухте в 110 метрах от Военно-морского госпиталя в 1:31 минуту прозвучал мощный взрыв, через 30 секунд второй, вследствие чего затонул линкор «Новороссийск». В результате погибли, по разным источникам, от 600 до 800 человек.

    В момент взрыва и при затоплении носового отсека сразу же погибло от 50 до 200 моряков. Остальные – уже в ходе борьбы за живучесть, при опрокидывании и затоплении линкора.  32 погибших моряка – это спасатели из аварийных команд, стоящих рядом военных кораблей. Из отсеков спасли лишь 9 человек: семерых вытащили через отверстие в днище корабля, двух подняли водолазы.

    Взрыв был неимоверной силы: образовалась пробоина примерно 27 на 8 метров. Взрыв пробил восемь палуб, из них 3 – бронированные.

  Страшная трагедия.

    Причины катастрофы окутаны тайной, порождено множество слухов. Есть основные версии, которые активно обсуждаются в военной беллетристике:

— атака сверхмалых подводных лодок;

— теракт итальянских, английских и даже советских диверсантов (у адмирала флота Н. Кузнецова не складывались отношения с маршалом Г. Жуковым и руководителем СССР  Н. Хрущёвым);

— подрыв заряда, спрятанного в корпусе корабля ещё до передачи его Советскому Союзу;

— взрыв старой донной немецкой мины.

    На момент гибели линейному кораблю «Новороссийск» исполнилось 44 года – срок для корабля почтенный. Большую часть своей жизни линкор носил другое имя – «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь»), ходил под флагом итальянских ВМС. В Первой мировой войне участия не принимал, во Второй – сопровождал конвои.  В 1942 году командование признало его устаревшим и перевело в разряд учебных кораблей.     Поскольку Италия выступала на стороне Германии, то, согласно послевоенным договорённостям, должна была передать свои корабли странам антигитлеровской коалиции. По решению комиссии 1948 года «Джулио Чезаре» был передан СССР. 6 февраля 1949 года над кораблём подняли военно-морской флаг Советского Союза, через 2 недели он вышел в Севастополь, 5 марта ему дали имя «Новороссийск».

    Красавцем линкор был только внешне, а вот внутреннее оснащение оставляло желать лучшего. Общекорабельные системы требовали серьёзного ремонта, радиолокации не было вовсе, парк средств радиосвязи был скуден, отсутствовала зенитная артиллерия малого калибра. Надо отметить, что непосредственно перед передачей СССР линкор прошёл небольшой ремонт. Может быть, именно тогда и был заложен в носовой части и надёжно заварен смертоносный заряд, сдетонировавший 29 октября 1955 года. Командование Черноморским флотом отдало приказ – оборудовать корабль в полноценную боевую единицу: нужно было продемонстрировать успехи советских моряков в освоении итальянских кораблей.

    С 1949 по 1955 годы линкор восемь раз находился в заводском ремонте Севастопольского морского завода.

    В мае 1955 года линкор вошёл в строй ЧФ, отрабатывая боевые задачи. 28 октября, вернувшись с учений, занял место в Северной бухте в районе Морского госпиталя. Глубина воды в этом районе составляла 17 метров.

    Командир «Новороссийска» находился в отпуске, часть экипажа – в увольнении. На борту находились дежурные офицеры, большая часть экипажа, курсанты морских училищ, солдаты сухопутных войск – всего более полутора тысяч человек.

    Силу взрыва зафиксировали все сейсмостанции юга СССР. В 01:40 о случившемся сообщили командующему ЧФ В.А. Пархоменко. Он прибыл на линкор, за ним последовали С.Е. Чурсин, начальник штаба флота, Н.М. Кулаков, член Военного Совета, Н.И. Никольский, и. о. командующего эскадрой. Всего 7 адмиралов и 28 старших офицеров. В 2:32 обнаружился крен на левый борт. Контр-адмирал Никольский дважды обращался к командующему флотом с просьбой эвакуировать на спасательные суда моряков, не занятых борьбой за живучесть корабля, но получил отказ. Крен становился критическим. В 4:12 звучит команда: «Открыть кингстоны» и старшина Касимов, попрощавшись с боевыми друзьями, идёт выполнять приказ, но было поздно. «Новороссийск» опрокинулся кверху днищем, погребая под собой людей, которые упав в воду, были накрыты корпусом линкора. Кого-то подобрали спасательные шлюпки, единицы добрались до берега, оставшиеся на борту силились открыть иллюминаторы, просили спасти их, стучали, чтобы наверху знали, что они ещё живы. Моряки пели: «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг». Это видели и слышали водолазы. Только к 1 ноября звуки затихли.

4 мая 1957 года корабль подняли со дна, 14 мая отбуксировали в Казачью бухту, порезали на металл.

    Для выяснения причин взрыва были созданы правительственная комиссия во главе с В. Малышевым, министром судостроительной промышленности, инженером высочайшей эрудиции. Ещё в 1946 году, изучив чертежи «Джулио Чезаре», он рекомендовал отказаться от этого приобретения. Но Сталина переубедить не сумел.

    Через две с половиной недели заключение было готово. Вывод был расплывчатым: признали, что линкор подорвался на немецкой магнитной мине, но вариант диверсии не исключался. Материалы дела вскоре были засекречены, часть протоколов уничтожена, Малышев умер.

    Виновными за гибель людей признали Пархоменко, Никольского, Хуршудова (и.о. командира линкора) и Кулакова. Вице-адмиралу Пархоменко объявили строгий выговор, в декабре 1955 года он был снят с должности, так и не представ перед судом. Понижены в звании Никольский и Кулаков, через 1,5 года они были восстановлены в звании. Оставил свой пост и адмирал Кузнецов, в личном деле которого записана унизительная фраза: «…без права служить на флоте».

     В этой загадочной катастрофе имела место и история с запоздавшими наградами. Командование ЧФ отправило адмиралу Горшкову представления о награждении орденами и медалями всех погибших на линкоре, всех отличившихся в ходе спасательных работ, но награждение так и не состоялось. Рукой начальника управления кадров ВМФ была сделана пометка: «Адмирал т. Горшков не считает возможным выходить с таким предложением. Говорят, была резолюция: «… за аварии не награждают». Бумаги легли в архив. Вернулись к ним лишь в 90-е годы, и в 1996 году 716 моряков были награждены российскими орденами Мужества, большинство из них – посмертно.

    Прошло 64 года после трагедии с «Новороссийском». Ответа на вопрос, кто же подорвал линкор, нет. На каждый аргумент версии находится контраргумент. Интересно расследование, которое провёл военный историк, писатель Николай Черкашин. У итальянцев были свои мотивы. В литературе, подозревали диверсантов князя Боргезе, непримиримого антисоветчика, виртуоза диверсий. Его известная всему миру «10-я флотилия» потопила более 30 кораблей. Отличные пловцы, они мастерски прикрепляли мины к стоящим в порту кораблям и подрывали их. Возможно, Боргезе не мог смириться с тем, что гордость итальянского флота служит врагу.

В Италии вышла книга, доказывающая, что «Новороссийск» взорвали диверсанты Боргезе. Есть интервью престарелого итальянца о том, как был осуществлён взрыв линкора.

    Истина у каждого своя. В одно хочется верить: пусть виновные в этой страшной истории будут наказаны…